Новый альбом; звукорежиссер Михаил Ильин



Записано Михаилом Ильиным в Москве в октябре 2018 г.



______________________________________




***
на севере Рая льда
нет, но есть гора Нет
там можно молчать когда
песни на горе Да

начинают бить по голове
как по наковальне
и спускаются по тропе–траве
негры выжженные ликованьем

слушать как еле–еле
звенит вода
идут
на гору Нет с горы Да


______________________________________


***(песня Жоржа Брассанса)

есть лес
небес
тучи чёрных крон
молнии ветвей
но
вы
друзья
лес души моей
рай души моей

сколько мне свадеб ни играть
а вам идти
нести вино
и сколько раз ни умрать
вы здесь
со мной

есть лес
водЫ
и озёра крон
ручейки ветвей
но
вы
друзья
солнечная рябь
рай души моей

сколько мне вас ни предавать
а вам идти
нести вино
и забывать эти слова
молчать
со мной

есть лес
огня
и пожары крон
гОловни ветвей
но
вы
друзья
пузыри дождя
рай души моей

сколько ни пить мне одному
а вам идти
нести вино
и провожать меня во тьму
молчать
со мной

есть лес
землИ
и последний лист
ветер меж ветвей
но
вы
друзья
снежные поля
рай души моей

сколько мне ни лежать в земле
а вам идти
нести вино
качаться как на корабле
молчать
со мной


______________________________________


***
сколько вечность тяжела
в доме веточка жила
возле смертного одра
вместо синего крыла
в доме веточка жила

сколько дуло из окна
сколько пыли, тишина
бег тигриного ковра
шелуха и кожура
скорлупа и тишина

чёрные глаза луны
зёрна в венике видны
зёрна в венике -- глаза
спящего цепного пса
золотая полоса


______________________________________



***
врЕменный дом
временнОму дому
говорит:
не спеши
не горит

время время
ехало оно мимо
тёплых, с длинной травой, лугов
видело оно
город

врЕменному дыму
в тамбуре
временнОй туман говорит
таянием:
ясность ясность
непродолжительна
и проста,
собранной со всей жизни любовью любима

врЕменный дом
временнАя рука
пуста


______________________________________



***
сон проходит вдоль дорог
сон приходит на порог

мышь выходит из норы
миска спит у конуры

вдоль забора спит вода
и вздыхает иногда

в миске той полупустой
листик тонет золотой

в поле чёрные кусты
в небе чёрные бинты

серой звёздочкой война
с белой косточкой одна


______________________________________



***
сколько дуб ни отмечает
про себя что он мертвеет —
в сердцевине мокрая труха —
листья новые счастливей
птичьи песни веселее
ближе ближе дудка пастуха

сколько я ни отмечаю
про себя
что я здесь
а дорога отвечает
а ворона отвечает:
вышел весь

сколько дождь ни отмечает
про себя что он печален —
стрУи-свёрла света вкривь и впрямь —
а сияют спины листьев
ветки думают качаясь:
август август лучше октября

сколько я ни отмечаю
про себя:
вышел весь
а дорога отвечает
а телега отвечает:
все мы здесь

спим среди лёгких звёзд


______________________________________


***
если ты будешь водить парней
води и меня
води
и
меня
пусть они мужественней и сильней
води и меня

если ты будешь ходить в музей
возьми и меня
возьми
и
меня
пусть я тупей всех твоих друзей
возьми и меня

если ты будешь тупить в смартфон
кинь смайлик и мне
кинь
смайлик
мне
я надуюсь от счастья как гондон
в пустой тишине

о, если доподлинно этот мир
не солипсическая хуйня,
в здесь-бытие меня возьми
включи меня

Новые стихи, 2018

***
на мгновенные деревья
(сон земли и сон зерна) —
на прозрачные деревья
смотрит скрипка-тишина

геральдическому зверю
её сложного лица
я отныне тоже верю
и поверю до конца

у неё четыре глаза,
плоский хобот, вверх витой,
сердце доктора Гааза,
ум Цецилии святой

а у скрипки настоящей —
плач, которого ужЕ:
как бы самый дальний ящик
на последнем этаже



***
о старости-долой
о старости-домой
о старости-войне
и старости камней

их, камни, вымыл дождь
и ты (не ты, а — ты,
которую всегда)
вся светишься, вода


***
важные впечатления
сегодняшнего дня:
цвета сухого листка
слёток дрозда —
толстый и требующий жрать;

азиатская девушка
с бледным пятнистым яблоком
в одной руке,
с телефоном — в другой:
не "некрасивая",
но отрицающая трактовку себя как ЕВЫ:
никакого соблазна,
этических оппозиций

самое главное — это мой
старый друг старый кот:
вываливающийся язык,
мокрый подбородок

чужой двор, кривизна
сварных загородок,
синие лавки, облезлые, как
гитара кумира

рассказ Хемингуэя "Свет мира"


***
вычеркнутые стихи
о далёком камне, к которому течёт время,
кажущееся неподвижной горой из стекла,
и о лодке ладоней,
в которой дышит вода
и готовится смыть колючие ручейки слёз
со щёк недостижимо хорошего девичьего человека

или шуточная песня
о погибшем красноармейце,
из которого вышла душа,
и, превратившись в весь мир,
вдруг наткнулась во всём этом мире на своё
прежнее жильё-тело
в тёплой ещё вечерней степи,
рядом с серой шашкой


***
ночь летающая и август
говорящий: долгие звёзды
над
домом тёмным изнутри
спи и сни — а утром смотри:

синий домик пыльная тропка;
внутри лип золотой и робкий
лист — и лист зелёный немой
ум
молчит, чай зовёт домой


***
я живу отнимая минуты у
лучших на свете людей
не имеющих лишних сил

если бы у меня была своя большая душа
или большой ум —
именно не больная, а большая душа,
не больной, а большой ум

я придумал бы даже не телеканал
или журнал
даже не радиостанцию и не коммуну художников —

я придумал бы рамку для общего разговора —
разумеется, не словесного, изматывающего разговора
и не телесного — отталкивающего,
пусть и совсем не словесного разговора

не для духовного выдуманного разговора —
а для общего просто взаимно не оскорбительного бытия
— Умка о чём-то таком пела и поёт:

"дом, который строю я" —
а я строю чередование строф: одна — из трёх строчек,
содержательная, полноценно-логическая,
а другая — из четырёх строчек, тавтологическая

это ведь интересный, хороший эксперимент?
Василий Филиппов зарифмовал словА "монумент" и "мент"
а я в последний момент откажусь даже от "смысловой", как бывает у сверстника, самой искусственной, выморочной рифмы


***
печаль бывает изнутри
бывает вся внутри
сидит на краешке земли
на камешке зари

ума бывает далеко
раскинутая сеть
теряет душу-облако
и так всю ночь висеть

над ранним праздничным столом
смиренная оса
качает свой срединный слом
всё время полчаса

на поздних праздничных столах
у лодки лепестка
хромает муравей-феллах
гудит его рука

бывают улицы коров
над ними как старик
прозрачен ветер, нездоров
и внутренне горит

и пыль бывает как тоски
осадок из тепла
когда и дали далеки
и встреча обняла


***
где камень наказали
полётом а потом
дорОгой наградили
и в воздух обернули
там девушка разговаривает с котом
там у мотоциклиста поёт в колонках
старик Кипелов
и на газоне рядом с бензоколонкой
голубь выклёвывает зёрна из белых
тополиных морей
мы когда-то их поджигали
и языки лёгкого огня
шли как бы длинной дуговой надписью:
"я — Главная Секунда, помни меня!"



Москва, май-июнь 2018</i

Новый альбом




Записано летом и осенью 2017 года в Москве.
Звукорежиссер Михаил Ильин.


___________________________________


***

московский осенний закат —
начало заката —
это особый колористический
парадокс:
все облака
фиолетовы в середине
розовы по краям
а самый низ неба —
натурально зелёный,
как писал Эрих Мария Ремарк

...я раньше думал —
он преувеличивает, как плохой немецкий поэт
но небо бывает зелёным:
как сильно разбавленный цвет листвы
и тёмная листва
шевелится, замирает

вот идут девочки
пО две, пО три
лет двадцати —
двадцати пяти
в огромных очках
в суровых оправах
так глупы и нелепы
так красивы и так нежны
и никому не нужны

но небо видно им
в любой пространственной точке
почти ядовитое
почти золотое — как нимб, как рай
а они идут мимо
пустого кафе
смотрят в мертвенные экраны
и гонят пальцем
друг дружкины фотопортреты
с выигрышной светотенью
с недоумением в глазах

...чувак! может быть, ты
думаешь
что твоя родина — это Россия
нет, твоя родина — ложь и смерть
просто ложь и смерть
вглядись в любое
собственное слово и дело
что ты там видишь?
ложь и смерть

вот ты обещал
обещал и не сделал
выпил
и не замолчал
полюбил и не промолчал
вроде, фигня
но сам сатана жмёт твою руку:
ты утвердил
ложь и смерть
ты подтвердил
ложь и смерть

но истина ждёт тебя
в любой временнОй точке
истина ждёт тебя
и устала ждать
истина ждёт тебя
в любой временнОй точке
истина ждёт тебя
и устала ждать

вот издевательский разговор
зелёной листвы и зелёного неба
и самоедская
хмурость лиловых облаков:
а через два часа
выглянут звёзды
кошки в тёмном дворе
залезут на карусель
и дворничиха Роза
выйдет с рыжим псом
закурит и поздоровается басом

московская ночь —
начало ночи —
осенняя ночь
лёгкие колтуны облаков
синие звёзды и блеск травы
белые фонари
рыжие фонари
чуткая тишина
дыхание тишины
тишина
так красива и так нежна
синяя тишина
и никому не нужна
робкая тишина
долгая тишина

___________________________________

***

шли волхвы
устав дорОгою
спали, подлжив дары
под седые свои головы
жгли короткие костры

дули на похлёбку,
миской жглись
вспоминали, ТРИ ЦАРЯ,
три дворца свои — и дальше шли
робкой радостью горя

вспоминали кошку старую
тень короны на полу
дудку
белую отару — и
шли верблюдами в иглу!

____________________________________

***

меж
всех слоёв небес
вдруг
бегает огонь
на
чьей он стороне
на
медленной войне

меж
нитей дождевых —
свет
клочьев снеговых
на
чьей он стороне
на
медленной войне

дым
дней и папирос
ле-
тает как вопрос:
на
чьей он стороне
на
медленной войне

здесь
в общей тишине
здесь
в полной тишине —
есть
посреди всего
тающее
торжество

____________________________________


***

зачем я наблюдаю белый свет?
он выглядит как именно что ясный свет
как быть, когда весь мир пронижет божий свет --
а ты не с ним, тебя почти что нет

как быть, когда в тебе погас почти весь свет
и по ночной дороге скачет мокрый след
колёс или подошв, а ты идёшь, как дождь
совсем уже забыв, куда идёшь?

вот утренние провода между косых столбов
сияющие капли, как сам любовь
всё небо смотрит падающей капле вслед
-- как быть, когда весь мир как ясный свет

____________________________________


***

предсмертный Олди, глядящий в печь,
держащий ритм
как никогда
и его маленькая дочь —

святость печали и нищеты
недоступная художественному языку
Аристакисяна
или Пазолини — да ничьему

воплощённость слова «приют»
воплощённость дела «покой»
преображённость — в полной утрате сил —
но не об этом ли просил

этот кивок синкопы: ага, ага
при виде торжества твоего врага;
крест, на котором ты то ли разбойник,
то ли второй разбойник

закат над Голгофой цвета печного огня:
Господи, для чего? для чего меня?

____________________________________


***
по светло-серой мгле небес
в народной песне сов
летит, сто лет летит одна стрела
над шорохом лесов

и если ты ей встретишься
то гибели не жди
а просто впереди одна тоска
и робкие дожди

так плачут над Некрасовым
в гостиных барчуки
и вдруг несутся флаги красные
подобием реки

и лужа на пожарище
безлюдном так горит
как с умирающим товарищем
товарищ говорит:

мы выстроим широкие
большие кубики-дома
там будут окна ясноокие
там будет свет ума

вон -- по слепящей синеве небес
в народной песне дня
летит, сто лет летит одна стрела
над морем из огня

____________________________________


***
светло в яме
под весом волка рухнул настил
вот — улеглись
листья кружившиеся сперва
светло в яме

вода в доме
тише и тише качается в ведре
дышит большой
и круглый отсвет на потолке
вода в доме

в густом дыме
вертятся рыжие искры вверх
вверху гаснут
серыми точками плывут вниз
в густом дыме

в ночном небе
светлеет звёздная глубина
и полной грудью
прозрачный волк дышит и бежит
в ночном небе

____________________________________


* * *

дождик счастливый дождик
не плачь плечами
светится ранний день

ветер огромный август
веточке маю
говорит не сломаю
катится дым

вечность бедная вечность
жжется очами
лист скачет воробьем

дом предосенний август
с дорОгой в город
говорит; говорит
с дождем молодым

____________________________________


КРЕСТЬЯНСКАЯ ПЕСНЯ

что и кто
и земля не злая
шли и шло
и солнечный волос
жжётся ждёт
сердцу сердцевиной
стать — и снится
и длится ночь

слеп как блеск
муравьиных крыльев
сад и сед
лепестками яблонь
утром пруд
замело колодец
скоро ночь
новая ночь

грабли, гром
мокрая дорога
шли и шло
время и не надо
говорить
сердцу сердцевина
что и кто
и на небе ночь

(no subject)

***
почему богема это шарф?
потому что мир — это вампир,
потому что шея — там душа,
потому что всё на сквозняке

стоп, но мир — отец, великий вождь,
ходит белый голубь с хохолком,
и главнокомандующий дождь
ходит в сапогах, не босиком

ходит по экрану-простыне
свет внутри царапины косой:
слабнет дождь, и между окон-дней
мир свернулся мёртвою осой


***
или не так давно стал такой наплыв —
что это много, и это не навсегда:
именно родной кров, голубь на подоконнике,
крепкий горячий чай, окна в ряд
за окном, узел старой герани, и
всем можно позвонить

время — серая лодка, там
вместо меня
будет когда-то, не долго, сидеть
кокон пустоты
будут, чуть дольше, бледнея ходить
рыжие или чёрные облакА чужой памяти

время — красная нитка: в каждом узле
обнаруживаешь себя, по рукам и ногам,
с лучшими, чем ты, и, конечно, тяжесть растёт
в сжатых таких челюстях молчания, где если и
зреют осмысленные слова —
то о растущем в это же время сердечном свете

в пункте приёма лома на автобазе
чистый и не утоптанный снег; в чёрном гараже
приёмщик в пёстром свитере отбивает
медную плату от впаянных проводов:
чёрные пальцы, а деньги даёт всегда
чистые, как зарплату из банкомата

можно подвыпить, всем можно позвонить
глядя на ёлку в сквере, на солнце, сквозь
прутья забора разлившееся по льду вдаль;
между серебряных, тёмных облачных сгустков —
бледный просвет, в нём прямые лучи чуть вкось
не изменяясь плывут влево, за завод

сдувшаяся, запутавшись в проводах,
связка воздушных шариков потемнела,
как вялый виноград, ещё не изюм
— это не наши дУши, не мы с друзьями!
или не так давно стал такой наплыв:
всем можно позвонить

(no subject)

Сфотографировала Ира Шостаковская 16 февраля 2017 на выставке Валерия Айзенберга в Зверевском центре


(no subject)

***
— я хотел бы попить воды
я её так любил всегда:
утром встать и попить воды

— в аду отменена вода

— я хотел бы в ночном пути
посидеть у костра

— в раю
ночи нет, некуда идти
и огня в руки не дают


***
эта былинка была в бытии
(летом) зелёной, а в за-бытии
стала из снега глядеть склонив
голову-лист кривой
с дыркой сквозной —
это зрение, то
замершее выражение глаз,
когда врут "я живой"

вьюга потягивается, как барс;
многоэтажный дом
пьёт ослепительный чай, как перс,
и выдыхает дым:
пепельница, и бычок-молчок
топчет пепел огнём

жизнь моя хорошеет, лишаясь черт с каждым днём



***
как бы подёнки но зимой
мечутся тёмные снежинки
в жёлтом вечернем свете
холодно каждой
от себя самой
и механически весело:
ветер ветер

а запах вымытого пола
превращает отравленную тоской
комнату в парусник счастливый
старая доска с доской
разговаривают:
вот нас и
вспомнили, давай дышать общим носом

странное золото вспыхивает и играет —
электричество в комнатах,
фонари среди уличной
карей мглы
и молодые собаки
в снежном сквере бодают друг дружку как
горные козлы


***
снег — врач и сон — дорога
а ты
а не скажу
играет ветер строгий
а куст дрожит: "дрожу"

и дерево большое
в "весной проснусь: весна"
не верит всей душою
и трогает: луна


***
иногда человек
слеп как зеркальный дым
смел как стеклянный мох
по которому ходит
туча-олень
перекатывается с боку на бок
луч-тюлень
и я так мог

но теперь я зряч и труслив
как дверной глазок
как грызун
долго мелко дрожащий весной в грозу


***
флейта вестница
ты и конница и змея и
звонница на закате
и подожжённая лодка
под ночным ливнем
ты и радуга

и само
солнце говорит тебе злится:
выучи поворот птичьей стаи
видишь как
резко сворачивает на лету
первая птица


***
своих нас у нас
как мешков
угля нА зиму: нужно, но
где же радость?

тепло, темно
нужна радость

чтобы кто-то вернулся живым с мороза
когда и не
ждут уже, перестали прислушиваться к тишине

"ну, куда тебя уложить?"
"ты придумал ужЕ, где жить?"
"что ты снова? чего смешного?"


***
сыроватого звука
сыроватого звука нам
с самой ясной Ямайки
сыроватого звука — там
УЗИ сердца, или собака
вылезла из воды
а по берегу
ходит между людьми
сухой дым

человек — тоже ствол и ветки
тихий ход сухих голых корней
время замершее как ветер
над песчинками светлых дней
между рёбер ладоней господних беги —
стой, беги, струйка
общего песка
белый флаг — листок папиросной бумаги
кончен бой, солнце подожгло облака


***
— товарищ чай
— я крот, товарищ ночь

в орлиных крыльях
вянущий поток
воздушный вдруг
усиливается

— товарищ лес
— я прав, товарищ царь

смыкая на пути твоём ряды
еловых мелких игл,
ветки дней
смыкая, чтоб ты слышал пульс корней

— товарищ пир
— я тризна, милый храм

нам галок надо больше:
тесноту
духовную и звуковую — ту
что радио умеет по утрам

— о-у, о-у: товарищ песня пьёт,
зубами кран

холодный прикусив
товарищ небо ясен и спесив
товарищ дым
метаморфозы вьёт





(no subject)

***
приснились только что задворки
какого-то ларька в стене:
ночь, снег, и все едят похлёбку —
собаки, люди, и ко мне
собака тычется в карманы,
а корма нету, только чай.
я говорю ей без обмана,
как человеку: "видишь: чай"
трясу у уха красной пачкой
а рядом женщина молчит,
и ясно: никогда не плачет.

летает пар, и дым горчит


***
кошка-корова в Милютинском переулке
смотрит на тех, кто читает это в 2036 году,
несколько свысока:
нежность и пустота
в светло-зелёных её глазах:
"живите как хотите!"

— жизнь, движущаяся сменами парадигм,—
поясняет кошка,—
когда само здание СМЫСЛА назначено раз за разом под снос,
выявляет нерационально-
верных людей,
старящихся в обнимку с обломком
от начала до конца выдуманного корабля.

сейчас это — вы.

ладно, всё, потомки,
у меня дела — говорит кошка,
и молчит, дышит дождём сентябрьская земля



***
как бумажный фонарик бессмертный
мы побьёмся о дождик слепой
станем старше и станем бессмертны

песню пой

звёзды встанут над скошенным полем
дымкой круглою обведены:
позади — перейдённое поле

тишины



-----------------------песенка------------------


***
снег шёл вдаль
в голой далИ шёл вдаль
снег шёл вдаль
как корабли шёл вдаль

дым
над костром летал
над тишиной

снег на свет
серая стая вдаль
белый свет
вдумчивый как вода

и
пятнА от костра
нету под белизной

https://soundcloud.com/vassia-borodin/ngwrfnjmbtdq

ИЗ АФРИКИ

нет
веселей дней
чем дни когда
нет
веселей людей
чем мы когда
не
видим никакого
будущего перед собой
но это мы с тобой
но это мы с тобой

и нет
печальней времён
чем времена когда
нет
печальней племён
чем наши племена когда
мечутся и воюют
между собой
и ничего не можем
выдумать мы с тобой

мы
стоим взявшись за руки
самый последний раз
я иду
и мне выдают
автомат и противогаз
и я
бегу куда-то
босой, весь в красной пыли
а ты плачешь и достаёшь
картофелину из земли

как бы
младенец сейчас
или весь мир лежит на ладони твоей
а я бегу куда-то
и мне говорят: убей
и я бегу куда-то
мне говорят: стреляй
а я падаю
и мою кровь лакает, как волк, земля

но я помню
что нет веселей дней
чем дни когда
нет
веселей людей
чем мы когда
не
видим никакого
будущего перед собой
но это мы с тобой
но это мы с тобой


https://soundcloud.com/vassia-borodin/17mcjodpebr2