(no subject)

***
он по краже ходит о-
зноб
по встрече
а в гореть горюет ум
в спеть поём о

"не краями зелен зем-
ной Иное
а трава костром --
среди-
ною, над"


***
за Метели йдёт ПольЮ
за Летели вьёт Пою
за Сие сияет Всуе --
и Иди идёт босое

пред Зерно горит Темно
гулу в голод?
нет окном окну в окно
горит город


***
ручающиеся за шум
встречаются неметь
на остановке Не дышу
сияя каменеть

у них не эхо облаков
а их одних одни
какие-то пожар щекой
след-в-след и смех-сродни


***
железною пылью дыбится на бумаге
над дугой магнита
народ а когда подожгли бумагу
шагает книга
страницами и летит вмиг-мгла искр
в пыль снега
большого -- в взор-мглу искр из-
под рукИ: ночь

КАМНИ В КАРМАНАХ. Стихи 2017-2021

but what is poetry?
it's like
a metaphysical dislike




***
приснились только что задворки
какого-то ларька в стене:
ночь, снег, и все едят похлёбку —
собаки, люди, и ко мне
собака тычется в карманы,
а корма нету, только чай.
я говорю ей без обмана,
как человеку: "видишь: чай"
трясу у уха красной пачкой
а рядом женщина молчит,
и ясно: никогда не плачет.
летает пар, и дым горчит


***
Оле Баженовой

тернии
горЯт на голом челе --
тут так

корнии
тают в сухой земле --
тут так

положи меня на
пространство
прибей

временем -- и бежит
скарабей
скачет воробей

добрый разбойник
мудр
а я -- лапы мух

радуга глаз их
дробная
как разбой

добрый разбойник о-
бе-
щает Ему

а я ни слеп
ни слёз
ни к себе собой


***
"я и не понимаю
тебя, и не люблю" --
сказал я как-то в мае
но
и
не
бытию
и не небытию --

не инобытию!

сказал я это молча
не думая сказал --
а
они
той же ночью
зажглись --
как, знаешь, ОЧИ

открылись, как глаза



Collapse )

Резиновые камни

***
я -- какое люблю
чтобы все собралИсь
только бы без меня
только б не у меня

хорошо бы так разговаривали
и, влюбляясь, смущались
плакали и дрались
врали и клялись

чтобы ночью шли в одиночестве
даром что все вместе к метро
в одиночестве одиночества --
стеной, родиной


_____________________________________________

***
терять
тетрадь
она горит
любым костром в пустой ночи

и веткой скомканной в печи
с огнём растущим говорит:

найти
пути --
ещё не всё
они дрожат слепым узлом

всё перемешано со злом
и миг -- спасён


_____________________________________________

***
пошутить
как злой человек похожий на бритву
чтобы как-то отвлечь и развлечь
кого любишь

много есть таких у-
ловок: высветлить и протянуть вдаль жизнь
именно что не жизнь-как-есть
а хоть жизнь-как-месть

но вокруг-то всё время всё новое и иное
праздником бежит
незнакомое, ясное, остальное

дым,
луг,
ветер

_____________________________________________

БОЛЬШИЕ НАДЕЖДЫ

КОТ. Царап-Когтей не раб людей!
Я выхожу
И с тенью собственной своей
Враждой дружу

ДОМ. Гори-окно, мне всё равно
Ты плоский плач
О том, что всё ужЕ давно,
И всё -- палач

ДЫМ. Через змею собственных форм
Фибрам души
Я говорю: ты уж собою
не дыши!

ТУМАН. А я и родина и яд
И хорошо
Когда ветвится всё подряд,
И (!) день (!) прошёл (!)


_____________________________________________

***

сколь дни летают, как жуки,
столь ты-то, время, не теки
стой на своём:
ты не объём
не плоскость --
ты
не речка-кровь
не точка-йод
ты -- бытиё!

дрожит секунд кордебалет,
прекрасный, как летучий пот,
сердцебиения глаза --
как бы из-за
летят -- булыжник, бомба, дым
и делается всё седым,
но,
кротость мировой души, --
ты-то дыши


_____________________________________________

***
с камнями в карманах идёт жонглёр
за синими днями как война
с тяжёлой слезой посреди груди
когда она выйдет -- он умрёт

о Франция мысли и листвы --
всё в тебе ползёт-поёт!

летучие тучи, шерсть огня
небесного, как в следах колёс
когда время вышло и пришло --
одно и есть что свет слёз

планета Земля -- как в руке земля
и морось вслед дрожи звёзд


_____________________________________________

***


когда художник глядит любя
он смотрит на углы --
и грани стёкол и стен горят
и крИвы черны стволы

и воздух улицы не тот
что в комнате в тоске
-- он входит в аптеку, идиот,
спьяну и налегке

влюблён в провизоршу -- она
глазами размером с мир
или печальна и грустна
наедине с людьми

или ей каждый -- как вблизи
родной прИ смерти старик
и всё вдруг рядом с ней грозит
сорваться на тот ритм-крик

позорной дрожи рук когда
сущее столь вдали
от должного, что -- сам как навсегда
вбит в самую глубь земли

а она дылда стоит в прямом
халате -- так вдаль-умна
как память о всём ничьём немом,
и -- вместе вдруг тишина



_____________________________________________

***

что ты видишь как лесное
как лесное лицо
это -- стог снега
это -- сноп зноя
это -- цепь, на которой сидит лист-царь

отвернуться угнаться
обознаться уткнуться --
в всё чужое родное
только и биться
превращаясь в просветы -- не дыша, зная



_____________________________________________

***

ЧЕРНОВИК ТЕКСТА ПЕСНИ, НАПИСАННЫЙ С ДВУХ СТОРОН УПАКОВКИ ГЛИЦИНА, В РАЗВЁРНУТОМ ВИДЕ НАПОМИНАЮЩЕЙ ЭЛЕКТРИЧЕСКОГО СКАТА ИЛИ КАТОЛИЧЕСКИЙ КРЕСТ


нЕмы ума
ямы ума --
дОмы и грОбы

гляди в оба крАя жизни:

ни
там -- не пред-
родовАя тёплая тьма,

а -- надежда, воздух

ни тут не
прах-крах
а одни дни как

синие звёзды

лёгкая их немота
и ломОта --
маята

там и тут, тут и там



_____________________________________________



***


кто сегодня капля сплю
те и никто себя люблю
пылью лететь
как хороший поэт сказал
позёмкой лететь --
жить хотя бы полметра
это Крюков сказал

я не умею сочувствовать замирающим
предметам и умирающим
людям -- всё как-то осыпается
засыпает и просыпается
принимая потери как
если не должное, то спокойное:
были -- а теперь нет

шелестели ногами, жевали хлеб
видели нимб вокруг каждой секунды,
пух тополиный
мешался с пылью и структурно сложным
пухом цветов одуванчика
золотой свет гулял --
и вдруг и запросто ровно весь заблудился


_______________________________


***
странная она бы-
вает, сентиментальность

берёшь в прачечной синий пакет с завязками
но в нём как-то геометрически бережно и
женскими руками
сложена вся одёжка

-- как бы мысль!
вот хоть что-то
хоть кто-нибудь из вполне,
абсолютно чужих людей

упорядочил и сберёг --
значит, чужих нет

_______________________________

***
летят картошечек края
в руках жонглёра бытия
они печёные и жгут
и, знаешь, ждут

что станут не простой едой
а хоть бы и сплошной бедой
сомнением и долгом жить
во-мгле-кружить

причастием -- но тех ли тайн
как солнце льду прикажет -- тай
а солнцу лёд -- молчи свети:
я сам, прости

_______________________________



***
лодки лодки хоть легки?
ну легки
ну тогда река теки

крылья крылья хоть крылА?
ну крыла
небеса им свет и мгла

как же всё же отвратительны
лица музыкальных звёзд
в клипах поздних девяностых
между мучительно чистых
девичьих и прочих лиц
в "До шестнадцати и старше"
вот там девушка идёт
в страшном жухлом камуфляже
говорит что всех убьёт
и в ней гимном всё поёт

не убила же и даже
ведь кого-то родила
небеса и свет и мгла

лодки, вёсла, берега
и со всех сторон -- врага
замерший дыханьем лагерь


_______________________________

***
кто играет на трубе
скомканной в самом себе
в дУги плоские растоптанной --
играет на судьбе

и когда ты туда воздух
дуешь, а она сама --
к прежней форме или воле --
вот он смысл сойти с ума

_______________________________

***
ритм --
это ТАК-СЯК
или ТАК-И-СЯК
или И-ТАК-И-СЯК
или И-ТАК-И-СЯК-
НО!

смысл -- это окно
в нём сначала всё -- лето-чудо
потОм -- туча и чудо ливня, вдвойне счастливое
потом --
улиточья жизнь копящихся
и срывающихся серых капель --

они
нОвы и старику
они --
как сон в рУку

они -- явь напоследок
они --
их --
нет

_______________________________

***
мешая себя с собой,
мешая себе собой,
мышление, ты -- мышь лени и
чертёж дуговой меж линий

когда тебя с бесконечностью
на кладбище сопоставишь,
где вяло ходят коты
и говорят тебе: ТЫ

...а есть ещё -- вагон лифта
или вагон метро
и ты же -- именно лишнее,
когда -- дом, день, родина

_______________________________

***
-- что земное, то -- земное
земляное, как земля;
я всегда любил иное --
солнца ход через поля,--

говорит себе разбойник,
хоронящийся вдали,
говорит себе покойник
вглубь сырой своей земли

а хорошему хорею --
только б ямбу тумака
дать, и только б поскорее

только бы
совсем слегка,
только бы наверняка


_______________________________

***
мягкая серая пыль и пятки
дУги гусиных белых перьев в траве
синева в синеве

воздух теплее крОви, смущенье кожи
вялые лепестки шиповника у канавы
всё немое и новое

вот я иду и вижу сосну в деревне
липу и клён, и солнце в их лёгких листьях
первая в жизни полная тишина

а потом просто
начинается, раз-
ворачивается ночь


_______________________________

"Есть человек -- есть проблема; нет человека -- нет проблемы": рано или поздно каждый смеётся, врубившись, что это анекдот не о параноидальных поводах расстрелять первого попавшегося народного комиссара, или говночиста по доносу прачки, а о том, что ЧЕЛОВЕК в целом -- ПРОБЛЕМА.

***
кто водки какую-то каплю добил
и ветки ликующий листик сберёг
тот есть пролетарский и истинный воин
как солнце луж глин дорог

на вязках он мечется как когда
пойди начерти хаОс хАос
и мякнет от морфия как вода --
река времён, эйдос, логос

убийца людей -- он, как бы птенцов,
словА
в руки взял как дар

священный сверстник
отцов отцов
(отцов отцов отцов) -- Гайдар
_____________________________________________

***

что в кармане есть хорошего
чтоб спасти червяка
тянущегося внутри лужи
с тем отчаянием Жана Вальжана
с Мариусом на спине
которое трудно спутать
трудно скомкать отбросить

а в кармане есть
красный московский проездной
мятый и глянцевитый чек --
но он очень крепкий
если сложить в двадцать раз
...на земле есть веточка
она гнилая, сразу ломается

не поранить руками:
он, червяк, в каких-то своих частях
убедительно напоминает
нитку, в каких-то частях --
быка, свинью, змею
в редких мгновениях -- собственную свою
жизнь, целиком и не понимает



_____________________________________________



***

среди черт ветра
среди слеп чаща
среди сложное смысл --
о! согласовать

слов и дружба
когда, веришь, весь пьян русский
ударяясь лбом стен нет тех
но не тех но там --

проснёшь вздрогнешься --
и вдруг всё понятно
любишь тех кто не предал -- друзей
любишь девушку -- вскользь-прекрасна

и пытаясь встать
пусть смешон --но ЗАНОВО-СОБРАН!
хорошо в самолучшем составе
частей всего

ползти по столу рукой
по углам -- затылком
ловя, господи, лю-
бое слово вдаль:

да
здрав-
ствует
эхо!




_____________________________________________

***

христианское радио
девяностых годов
не имело в себе -- робости, осторожности
не было впечатления, что все ходят к парикмахеру для борОд

там было три занятия:
люди или старели
или болели, или горели
или теряли последний хвостик веры:

Аркадий Ровнер поставил последний раз
песню самодовольной группы "Вежливый отказ"
медленно произнёс: "я до конца понял: я не христианин"
и с тех пор ни разу в эфир не вышел

а я в том летнем июле сбежал от этюдника на чердак
смотрел в окно, ждал увидеть Катю на велосипеде
Юра ей нравился в сто раз сильней, чем я
есть ведь и счастье прощанья с невидимыми вещами

по радио хвалили Берроуза, Бойда Райса
и Наталия Трауберг говорила: если есть немножко здоровья,
надо пить водку -- хотя бы ослепнешь на полчаса,
не будет бить ключом эта кровь из сердца, впустую





_____________________________________________

***

суббота-воскресенье
которые мы нам
о чём они спасенье
зачем они луна

я так тебе способен
сказать - как иногда
упрёшься взглядом в солнце:
не "больно" -- "навсегда"




_____________________________________________

***

негры бунтуют
...они не психи:
хочется прыгать!

я сам хотел работать -- не человеком
а ходом долга
счастьем дождя

очень смешно и стыдно преподавать сложное
а прекрасно ломать стулья и столы
сдавать в утиль профиль из алюминия

по которому при
позднем Брежневе ездил
ящичек письменного стола

там жила-была
стопка машинописи --
подписи, печати

всё это что-то значило!
а теперь
в складской подвал входит ничей зверь --

промокший голубь,
и сушит-топорщит спину
как беспородное "Наше радио" поёт:

У-
ЛЫБ-
НУСЬ





_____________________________________________

***

вдруг придумай кому подарить
(купить у букиниста)
тот прижизненный "Камень" --
с чёрным обрезом
и в противной обложке Родченко
чёрно-бело-зелёной

тебе букинист даже в руки его не дал взять --
усмехнулся, как
рыбка брюхом кверху:
книжка стОит как вся зарплата
как две квартплаты
и как десять журнальных гонораров
как пятнадцать штанов в секонд-хэнде
(тельняшек в военторге)

по тебе это видно
но
ты увидел: книжка цела
и ты в том восторге --
лучевом, на годы вперёд
когда сообразил, кому подарить




_____________________________________________

***

роется смерть
в будущем и грядущем
эй, пошли выпьем поедим
ты, смерть, не годишься

ни в любовницы, пьющая галлюцинирующая старуха,
ни в собеседницы -- ясно, что не читала самых простых, самых лучших книг

и тебя трясёт
смотрим вместе с тобой на весь этот дикий
жилистый и наведённый на
предпоследнюю резкость мрамор в метро

я сейчас решусь посмотреть на причёсанную, не меня ждущую студентку
вдруг обнимающую -- сверстника, пошляка, явного дурака

но они уходят
зА руку держатся и бодаются как коты
а мы с тобой, смерть,
остаёмся беседовать о цвете темноты, об об об об объёме тесноты --

не злись,
не плачь, мама!




_____________________________________________

***

каждую ночь,
господи,
на любой кухне --

пытка водой:

капает кран-гусь
в не-
мытую кастрюлю

таракан, паук, муравей

ведут свою паутину перемещений
напоминающую партитуру симфонии
европейца, не знающего, к чему приникнуть --

всему чужой!

но давай объясним: бог не смотрит свысока
а выдаёт свободу как одеяло
в дур-доме, дет-доме и тюрьме

вспомни любой день: там всё сияло
и упиралось в... ничего, а не в смерть




_____________________________________________

***
в кого я только не влюблялся
кого я только не боялся
о ком я только не мечтал
над чем я только не летал --

над маленьким безлюдным сквером
сияя христианской верой
как стая белых голубей
и песня группы "Хуй забей"

кусты шевелятся пустые
и мысли движутся простые
о чём-то больше бытия
как эта песенка моя




_____________________________________________

ПЕСНИ

1

идут солдаты
трам-прам-брам
идут монахи
храм храм храм
идут сапожки
хруп-пип-хром
всем понемножку
гром гром гром

пуля солдата
не бери
похоть монаха
не борИ
гОре сапожкам
плюх-хлюп-грязь
всё понемножку
зря зря зря


2

колОтится лодочка
о сЕрый причал
ангельское воинство
в березняк сквозит
а другое воинство --
ельником сырым
...ночь качает лодочку
а там день кричит

чтО я буду буду ли
баю-баю где
и когда разбудят нас
для новой земли?
в одной чаше пепел сор
кость и яма лжи
а в другой горят водой
камни-голыши

и чАши качаются
баю-баю-бай
колОтится лодочка
спит день
ночь не спит


3


плуги
флаги их -- грачи
их ван Гоги -- силачи

едут в нашем балагане через дождика лучи

о'бручи
"ад и обратно"
львы летучего ума

едут как слепые пятна через спящие дома

через
крышу небосвода
и свобода впереди

слёзы распирают грудь, и цепи рвутся на груди




_____________________________________________


ЗАВЕТНЫЙ ВЕНЗЕЛЬ

Действующие лица:


ОНИСИМ ОНАНИЕВИЧ ОНЮНЮШКИН, церковный староста сорока трёх лет
ЕВЛАЛИЯ, старая и довольно худая крыса редкой пятнистой расцветки, имеющая привычку отводить взгляд на тёмно-серый кончик хвоста
Действие происходит весной 1913 года, в маленькой комнате без окна, с серыми стенами и почти что пятиметровым потолком; в углу стоит метла; в руках у Онисима одинокая веточка вербы, сам он сидит на квадратной табуретке, а Евлалия переживает повторяющийся цикл ускоренных метаморфоз: прыгает, как мячик, плавает в воздухе, как в воде, мелко перебирая лапами, вырастает до потолка, рассыпается на сотни подобий самой себя, возвращается к своему объективному виду, — ни на одно мгновение не забывая коситься на хвост.

ОНИСИМ. Мои любимые животные черепаха, кошка и слон. Может быть, отдалённо, верблюд. Он может как бы видеть, не глядя: на чёрно-синем небе бело-синие звёзды, а у него такое лицо, как будто он выше этого вселенского зрелища.

ЕВЛАЛИЯ. слог-слон —
внутри
словечка-мы?ши:
— ясно, о чём
речь:
«БОГ» — в «уБОГом»,
«ДА» — в «вДАлеке»

ОНИСИМ. Совершенно, по сути, равнодушен к собакам — с примесью даже не страха, а, знаешь, такой застарелой подспудной нелюбви. Может быть, вся беда в том, что мне не понятна ВЕРНОСТЬ. Запросто соотношу себя с бегемотом или свиньёй, — но не с лошадью и не с жирафом. Может быть, с броненосцем и муравьедом. Само лицо муравьеда — как оправдание пристальности. Глазомер столяра!

ЕВЛАЛИЯ. «нос» и «рог» в НОСоРОГе
бьются как парадокс
но нежно дружат наяву
как
весёлая срощенность
я это в детстве соотносила с — вовсе непонятным:
«нищие (!)
духом (!)»

ОНИСИМ. Впрочем я, разумеется, давно уже? ищу даже не истину, а точку опоры — но всё-таки пока не эгоцентрическую, к-себе-приспособленную, а хоть отчасти универсальную. Вера — слишком мерцает, а знание всё — всё время дрожит, как мыльный пузырь, — не маленький шаровидный, а огромный, похожий на борца японской борьбы толстяков, и лопается такой бледно-золотой вспышкой, которая тоже напоминает как бы не идеальную геометрическую точку, а ничью ресницу.

ЕВЛАЛИЯ. камни...
в них, камнях, называющихся
словом «КА-МНИ»,
КАк бы спит-кричит призыв «МНИ»
и мы пробуем мять ладонями
и губами ума
камни-дни

ОНИСИМ осторожно берёт ЕВЛАЛИЮ на ладонь, сажает на колени, и оба быстро одновременно засыпают, тихо храпя с присвистом на высокой ноте.


_____________________________________________

***

синие камни не текут
не дрожат не лежат
в золотом песке

а они твои глазА и я длюсь в тоске

кажется -- время тихо
застывает стеклом,
режется углом

но вдруг всё -- как прОмах

стрел смерти --
вместо них
просто солнце, как в детстве:

ветки, крылья



_____________________________________________

***

этот тяжёлый шар
это моя душа

повторяющиеся дни
полдень с полднем

раскалённым
небом меняются:
полночь полночь

повторяет
яростью звёзд

...белому бычку

хорошо в сумерках хрустеть
травой чёрно-серой

середина августа
или
жизни земной

-- белый свет помолчи со мной




_____________________________________________

***


Поистине и Воистину
идут как подружки в майках
им плечи жжёт мать их Истина
посредством прямого солнца

и в споре -- кого помиловать
они обнимают мир
назло друг дружке, вслепую --
он ведь только чуть-чуть начался, чуть-чуть-путь




_____________________________________________

***

корни слЕпы но из них
каждый, как невеста, бел, а
чёрная земля - жених
и у мечущихся белок

шишки новые в зубах
а внизу у робких пУгал
крылья серые рубах
взяли тот особый угол

от которого все дни --
во все стороны одни




_____________________________________________

***


на суде богов
плыла война
как красавица на экзамене
как луна

на суде чертей
выл покой
как три облака
над рекой

на суде людей
мы любви
крикнем:
отомри, оживи!

но она стоИт
на своём
как пожар и мир --
окоём




_____________________________________________

***

у холостяков за-
бивших на порядок
в комнате и пауки в углах
не меняют годами
пыльные и рваные свои гамаки
кажется -- они тоже холостяки
но иногда перебегают
из угла в угол:
по примете --
к письму, там, в письме, ответ
на просьбу о работе или любви
за окном -- чтО там?



_____________________________________________

***

я смотрел какими-то глазами
на возлюбленную друга-оппонента
и ему это было обидно
но я сумасшедший импотент
ничему на свете не помеха
спившийся дурак и белый флаг

но в уме-то я ещё могу
всё на свете так пересоставить
что от всех отклеятся грехи
и мельчайшие порывы духа
вЫветвятся в ясные стихи --
общие! как страшно их представить

а они в пробоины щитов
будут ветр ночной ловить как дудка
будучи при этом как бы шутка
и звон-скрип распавшихся оков
звёздный поворот, солнечный гнев
молний-трещин-слов-окаменев



_____________________________________________

***

меня тащат
а я упрусь
я умрусь
но я не умрусь
не упрусь
вот меня и тащат

о шум пяток ботинок по серенькому асфальту
о свист звёзд
о чудесный мёд окон домов, как сказал поэт --
он забыт, он БРОДСКИЙ!

я как вещь
я как мёрзлый овощ
я -- не ум, не душа, не дух -- я! как серый хвостик
упираюсь
в немыслимый чистый свет:
всех вас -- много, и вы дорога

а меня --
сколь
сплошь меня есть
столь и – видишь -- нет




_____________________________________________


***

слеп-
лены хвостиком,
красные клопы --
вы как старинные
русские гербы

лес-
ные жители
демоны тщетЫ --
вы как старинные
плоские щиты

вашею немотой
от вас же заслонюсь,
от
отчА -- "я"
или "не-я" -- оборонюсь

сла-
бая тень листвы
в густых тенЯх травы
...слеплены хвостиком
я и мы и вы




_____________________________________________

***


мы смотрели на собак
мы смотрели на кабак
мы смотрели на табак

мало ли прекрасных лодок
получается из рук
в них несёшь друг дружке сердце
оно падает из рук --

вверх, всплакнёт планетой Марсом
самолётиком мигнёт
хмыкнет Фрейдом, крякнет Марксом:
мысли -- крылья, чувства -- гнёт





_____________________________________________

***

ночь-веточка
ты меня в небо
веди ведёшь

не жди -- а ждёшь

когда рок-группу собираешь
её ведь главное -- назвать
типа -- "Резиновые камни"

кидаешь... а они -- отскок

нет, не смешно
и -- нет, не страшно
а -- поровну смешно и страшно

чистый пустой чёрный восторг





_____________________________________________

***


"я и не понимаю
тебя, и не люблю" --
сказал я как-то в мае
но
и
не
бытию
и не небытию --

не инобытию!

сказал я это молча
не думая сказал --
а
они
той же ночью
зажглись --
как, знаешь, ОЧИ

открылись, как глаза




_____________________________________________

***


я научился научился
кипеть как чёрный пулемёт
разумом духа
течь как немой и тихий мёд
душа есть эхо

и всюду ты --
это не так!

крылья
крылатых муравьёв
как лёд и латы
и фиолетовый отлив
их бел в полёта

миг и вокруг --
выше и тает!




_____________________________________________


***

Маленький спившийся старик
в аптеке говорит: я был
советский чемпион футбола!
робкая девушка молчит

когда поверженный титан
ведёт с собой тень гор и молний
и множественный звездопад
робкая девушка смеётся --

не в голос, а жуёт свой смех
как мнёт в ладошке мокрый снег --
кинуть в друзей счастливым утром
когда распустили из-за мороза весь старший класс




_____________________________________________

***

Чтобы откосить Чечню
надо рисовать фрактал --
веточки и черепА
в школьной маленькой тетрадке

чтобы откосить Афон
надо верить не вполне
но и не вполне не-верить
подоконник, голубь, радость

откосить любовь и чудо
откосить Армагеддон
стыд ума и ужас блУда --
горсть-вода и лоб-ладонь





_____________________________________________

***

хорошие ребята
мы клавиши заплат
и хочется работы
чёрен асфальт шагам

не папироса катится --
а путь весь светло-сер
в мельчайших чёрных трещинах
и в лужу топ ногой -- случайно, обидно

вода, ты летом чистая --
летом чистА вода
когда штанина высохнет --
как новая светла

посмотрим как падает мир
в немую новизну
о, у нас есть шу-ру-по-вёрт
и собственные варианты жизни и смерти




_____________________________________________


***

в кружке железной подпрыгнув, вода
прыгает снова, и на проводах

копится каплями; капли ползут
как поезда -- те, что письма везут

от разлюбивших -- не любящим: там
дождь начинается, бьёт по цветам




_____________________________________________

***

долго и смешно падали, плакали, ползали, шарили пО полу, били себя по голове,
танцевали
подбрасывали в воздух белые лепестки, улыбались как впервые или как навсегда

Вера Фёдоровна Комиссаржевская сомневалась в общем решении

студенты-бомбисты бросали на сцену бумажные самолётики:
"Господи, нужно всего десять тысяч
чтобы раз навсегда уничтожить всё: лесА, полЯ, плоскую степь и мокрые шпалы"

Вера Фёдоровна Комиссаржевская роняла в воду бром, морфий

столярный клей пахнет трупом собак в овраге
гитара пахнет взорвавшимся сердцем в повозке -- меж белых звёзд
короткая спичка пахнет сосной-весной

Вера Фёдоровна Комиссаржевская мнёт платок, письмо, карту мира


_____________________________________________



***
чай у нас в корОбке чая
лондонской на даче жил
довоенной и случайной
её ангел сторожил

и всегда когда приедешь:
меж мышиного говна
и бинтов чужой ночёвки --
шёпот чая, тишина

_____________________________________________

***
О.Б.

здравствуй, корА
здравствуй, жара,
здравствуй, мох
ты всё смог:

ты стал сложным, мягким
ты стал неуловимым, неубиваемым
ты в себе самом выработал ту светотень
с которой встретишь с честью и веер лучей и сам летний день

и при этом тебе не страшно
(ты не сожжён)
ты весь -- пред лицом истины

и вот она задумалась и
нахмурилась
улыбнулась

_____________________________________________

***
в советской мертвецкой мой папа жевал,
студент медицинский, простой пирожок
и яблоко золотом бледным сквозным
слепило и пряталось в собственный свет

когда в формалине обрубки людей
то девушек молча тошнит на бетон
душа вбита в тело -- зачем-то: зачем?
а надо учиться касаться, лечить

учиться спасением делаться, чудом,
лететь над погибелью как голубей
изнанка сияющая серых крыльев

вдыхать в немощь --
г-
рядущее, будущее

_____________________________________________

НОВАЯ ПОПУЛЯРНАЯ ПЕСНЯ

погладить бы девичий нос
своим же носом -- но там дальше
какая-то общая жизнь
броскИ во внешний мир
в внутренний мир

я не хочу во внешний мир
мне страшно во внутренний мир
бежать бы вместе по воде
броскАми сил -- как водомерки
быть умственные недомерки

-- но ведь духовно-то -- колоссы!
но ведь внутри-вовне -- вопросы:
зачем когда и как устать
понять, прозреть, ничем не стать
и встретить осень


_____________________________________________

***
на поэтическую премию
мы купим лучшего вина
и ощутим себя вне времени --
как тень слона

трубящего победу истины
над бытиём --
и вот он носом чешет лысину
а мы поём

_____________________________________________

***
лечится снег
делается водА

лечится вода
делается пар

лечится пар
делается свет

лечится свет
делается огонь

мечется огонь
эй --
и молчит пепел

_____________________________________________

***
"учитель, посмотри: я вырос"
(учитель умер)
"ты бы со мной на равных спорил"
(но неправ -- я)

ты говорил собой в тающий воздух
а я кричу собой в себя

тоже мне эстафета
...сколь Логос в глобус
воистину же не вместИм
столь солнце -- там

и по ветвям, по рЯби речек
по пятам

_____________________________________________

***
сегодня тёплая вода
коснётся девичьей руки
и всё замрёт как навсегда --
счастьем тоски

сегодня же внутри двора
котёнок с кошкой поедят
а ангелы все как вчера
на всё глядят

сегодня камни и песок
и веточка наискок
а завтра заново из-за
всего -- глазА

_____________________________________________



***
лев плачет
львица плачет
муха лезет

какой-то слёз кошачьих
липкий цвет
как будто есть тоска
а смысла нет

стреляется в башку седой Фадеев
и делается весь как agnus dei
как новый свет

_____________________________________________

***
Н.С.

вот это да
вот это нет
вот это а

вот это и
вот это но
вот это или

а мы дрались с собой и жили
глядя в окно

там дождь шатался и топтался
и ёлочки дождём дрожа
как бы в себе прятали тайну --
укрыть поганку и ежа

и иногда в воздухе вечность
а иногда озёрный дух
как бы дурная бесконечность --
одно из двух!

_____________________________________________


***
как будто стареть -- всё меркнет
а вот ведь -- наоборот
зачем всё -- новое, мама
как будто не кислород --
а один озон

зачем всё как революция
и память на резкость наведена
а совесть насквозь жжёт -- и
сквозь прорехи
одна правда самой себе видна

и нет своих лишних слов --
только её эхо

_____________________________________________

***
тряпка
с пятнышком крови
щепка
с памятью дОма
скрепка
из великой книги

до чего же всё
жалкое, и всего
слишком мало
и слишком много

настоящий,
ПРЕДЕЛЬНЫЙ Плюшкин
собирал бы не мёртвые вещи
а
острые тени
людей зимы

тасовал,
как колоду,
их
в бесконечность:
там...

там
мы --
все
мы

_____________________________________________

***
мягкая серая пыль и пятки
дУги гусиных белых перьев в траве
синева в синеве

воздух теплее крОви, смущенье кожи
вялые лепестки шиповника у канавы
всё немое и новое

вот я иду и вижу сосну в деревне
липу и клён, и солнце в их лёгких листьях
первая в жизни полная тишина

а потом просто
начинается, раз-
ворачивается ночь

_____________________________________________

***
лодки лодки хоть легки?
ну легки
ну тогда река теки

крылья крылья хоть крылА?
ну крыла
небеса им свет и мгла

как же всё же отвратительны
лица музыкальных звёзд
в клипах поздних девяностых
между мучительно чистых
девичьих и прочих лиц
в "До шестнадцати и старше"
вот там девушка идёт
в страшном жухлом камуфляже
говорит что всех убьёт
и в ней гимном всё поёт

не убила же и даже
ведь кого-то родила
небеса и свет и мгла

лодки, вёсла, берега
и со всех сторон -- врага
замерший дыханьем лагерь


_______________________________


***
кто играет на трубе
скомканной в самом себе
в дУги плоские растоптанной --
играет на судьбе

и когда ты туда воздух
дуешь, а она сама --
к прежней форме или воле --
вот он смех сойти с ума

_______________________________

***
ритм --
это ТАК-СЯК
или ТАК-И-СЯК
или И-ТАК-И-СЯК
или И-ТАК-И-СЯК-
НО!

смысл -- это окно
в нём сначала всё -- лето-чудо
потОм -- туча и чудо ливня, вдвойне счастливое
потом --
улиточья жизнь копящихся
и срывающихся серых капель --

они
нОвы и старику
они --
как сон в рУку

они -- явь напоследок
они --
их --
нет

_______________________________

***
мешая себя с собой,
мешая себе собой,
мышление, ты -- мышь лени и
чертёж дуговой меж линий

когда тебя с бесконечностью
на кладбище сопоставишь,
где вяло ходят коты
и говорят тебе: ТЫ

...а есть ещё -- вагон лифта
или вагон метро
и ты же -- именно лишнее,
когда -- дом, день, родина

_______________________________

***
-- что земное, то -- земное
земляное, как земля;
я всегда любил иное --
солнца ход через поля,--

говорит себе разбойник,
хоронящийся вдали,
говорит себе покойник
вглубь сырой своей земли

а хорошему хорею --
только б ямбу тумака
дать, и только б поскорее

только бы
совсем слегка,
только бы наверняка

_________________________________

***
пес говорит траве:
верные лапы
он говорит с ней что он стал счастлив
с самим собой

а она ему говорит:
ранены стебли
...хАос и глупый шум
шум хаОс и стыд

над ними над стрижами
над днём -- ночь, звёзды
мёртвые вЫтАращИв,
им теряет счёт

пёс как людская песня
трава как правда
а время вглубь горит --
письмом над свечой

_________________________________

***
то есть то, что меня вбили в тело,
значит, что я его не взорву?
то есть то, что я должен всё делать,
значит, что я живу?

сердце -- как пузырь воздуха в вене
оно в ум и плывёт и поёт
о такой ужЕ, хм, перемене
как койот

пойду во чужой двор с красным домом
на сварную ограду с пивком
тёплым сяду -- всему незнакомый
побеседую с вялым цветком

трясогузка птенцу трясогузки
в клювике размолов червяка
молча скормит и скажет по-русски:
облакА

Стихи апреля 2020 г.

***
нет ну нет
ну какая земля
ну никто не земля
ну допустим

кто-то как след подошвы
кто-то -- как росток
кто-то -- беглый листок
кто-то птичий шаг

кто-то птичий взлёт
долгий вкось-полёт
и не помнящий о земле
ясный чистый ветер

вдруг наталкивающийся любовью
на тишину
ровного, "никакого" света
кто-то -- ровно всё это

кто-то --
это мы Collapse )

Новые стихи

***
вдаль сидит казак хименес
смотрит люльку и кусток
воздух движется восток
то огнями то немеет

там -- тогда, а так -- не то
всадник меж земли и неба
из себя беглец хименес:
пЯтнышко -- тОчка -- ничто


Collapse )

Рукопись новой книги

***

ночь -- как горит поэма
Хлебникова -- легка

и в середине камня
серое лицо неба

закрыв глаза руками
поджав колени

думает "я -- всегда
меня ещё нет

я -- точка в каждой
звёздной точке"

в алой искре в руке дышащего цветка


Collapse )

Новые стихи все вместе

СТИХИ 2018-2019 ГОДА




***

ночь -- как горит поэма
Хлебникова -- легка

и в середине камня
серое лицо неба

закрыв глаза руками
поджав колени

думает "я -- всегда
меня ещё нет

я -- точка в каждой
звёздной точке"

в алой искре в руке дышащего цветка


Collapse )

Новые стихи, 2019

***
сердце на севере

воздух на дереве
вместо листвы

ветер везде

человек ходит
вместо себя

где с собой встретиться
что себе рассказать

из года в год одни
окна и облака

звёздочка в проводах
рядом с другой

_____________________________________


***
поле брани -- и после брани
поле, а по лесам
рано-рано внутри тумана
тает сам

очерк войска вражду забывший
больной собой
ночью будет как прежней ночью
бой

паутину пробьёт осколком
луны-луны
сколько войска здесь? ровно сколько
тишины

поле хлеба и после хлеба --
поле воды
бой последний -- и шаг бесследный
дым

_____________________________________

***

И.Г.

есть высокая тоска
есть небесные края
это родина моя

это селезень зелён
шеей,
тине удивлён
лапы его вверх мгновенны
то есть изжелта-белЫ
крылья --
проблеск чистой мглы

нА небе след самолёта -- прямая,
в озере -- синус
это и есть россия
_____________________________________

***

кто боится смерти тот не вОрон
(именно чужой)
длинной ничьей тенью ночь как воин
всё идёт лежит

снег вам в смех
как говорится
пульс вам в плед

кто смеётся в знамени прорехой?
там летит звезда
и молчит как собственное эхо —
как бы навсегда

луч вам вслед
как говорится
в след в снегу

след в снегу водою чёрен чуден —
кто бы перст вложил?
путь ужЕ поистине безлюден
хоть бы смех ожил

бог вам пОмощь!
вот и месяц
нож сложил

_____________________________________

***
найдена собака
найдена везде
найдена везде вокруг
будет настоящий друг

лёгкая как воздух
ростом с космос и корабль
русская как песня
где деревья-докторА

над тобой собралИсь
голова к голове
и солнце — как лампы разом зажглись:
теперь только верить

найден воронёнок
рядом найден его крик
найден идущий к себе домой
красный старик

до границы вселенной
достаёт блик на его бутылке — а за
этой границей ужЕ только бог
умный как глазА

_________________________________________

***

господи есть музыка в раю
я её как мужество пою
я её пою как тайны гроба
и не потому что
и не чтобы

вот её висячие сады
вот её горящие следы
как бы от костра
от счастья думать
нечего ведь больше и придумать

— глубоко в сердечной пустоте
катятся слова,
они не те

_____________________________________

***

что ещё за по земле?
я иду по лёгкой мгле
сжавшихся в одну ночей —
в полдень утренний ничей

там в траве шагал обрывок
целлофана с сигарет
как бы музыки отрывок
солнцем облачным согрет

или — ночью виден воздух
как ночной дозор всех дней
повернул на шорох звёздный
топот дождевых коней

_____________________________________


* * *
мир есть вечернее серое девичье
улыбающееся лицо

очень простое
не умное и не страстное

...не отменившее, встретив меня,
своей не-мне-улыбки

________________________________________

***
веришь рос репей своей дорогой
и гналась в нём радость то есть строгость
перед вечером пришли домА
золотые как райское небо
по словам
шли буквы муравьём
как когда мы думаем-поём

уронив зелёную тетрадь
ветки,
ива говорила речке:
там написано как умирать
понимая это как бы встречей

только ветру тайный его цвет
синий и лиловый как тревога
говорил: ведь это не ответ
даже не отвага, не дорОга

________________________________________


***
немножко божественное
синее серебро
совсем старых досок забора
промытых дождём до какой-то -- вместо волокон --
как будто пЫли

но в каждой такой доске -- для чего-то гвоздь
ни с чем её не скрепляющий,
ржавый, за-
вёрнутый молотком
и в вмятине кривой ржавой проспавший годы

а рядом растёт дубок;
лежит, опрокинут
чужой взрослый велосипед подростка,
и колесо
раскрученное замедляется; видно спицы

грань камня среди земли,
трещины асфальта;
ещё виден подорожник: в нём внутри --
сильнейших несколько жил
-- вот там ты и жил

________________________________________

***
после славы воины стоят
не в своих не в собственных слезах
а в ничьих -- как в море ростом с лужу

а потом идут -- и лужа тоже

подбородки в ней отражены
и не все подробности луны

спичка падает -- и пароходом
поворачивается, бела

...и деревья крадучись народом
замерли, задумались дотла

________________________________________


***
-- я немножко в вас влюблён
двадцать лет подряд
хорошо что не увиделись ни разу
старые мы стали
нежность сдулась
не о чем всегда поговорить

-- жизнь идёт как тощий воронёнок
по проезжей части -- прыг! к газону;
магазин для бедных -- у тюрьмы,
но и в нём -- цветы в горшках у кассы
...туча -- чёрная, в полнеба -- мимо!
хорошо прожить не день, а час

-- дольку чАса: никтО не окликнул
ни по телефону, ни дорОгой
первый раз увидеть птенцов чайки
рядом с давней ржавою трубой
небо и трава не надоели
а казалось -- очень надоели

-- не молчать, не думать: побыть рядом
с блёсткой фейерверка голубой


________________________________________


***
профессор Роберт Заммерли,
вы знаете луну?
скажите ей -- мы замерли
готовые ко сну

вы с ней в обсерватории
останетесь одни
и как бы вы ни спорили
а дальше будут дни

профессор Джейсон Уммерли,
вы знаете чертей?
скажите им: мы умерли
нам скучно в темноте

...и вдруг приходят ангелы
и арфа как ручей
и стрелкой часовой идут
кресты-лучи свечей


________________________________________


***
вода воде сестра
в одной и той же реке
одна вода быстра
и внутренне налегке

а у другой -- как камень на
сердце и что-то на уме
она держится дна
ничего не умеет

не разговаривает с водой вода
и так всё время одно
вон -- плоский камешек скачет и скачет вдаль
и идёт на дно


________________________________________


***
это страшное звЕрище
это страшное зрелище
эти страшные псы
это просто часы

они тут

и они идут


________________________________________



***
люди плуга -- Толстой и Чертков --
разговаривают за обедом
-- я переосмысливаю альков
-- а я перечитывал Веды

-- снилась курица в виде еды
а потом она шла по двору
и воскресшие люди как дым
свои души увидели вдруг

-- всё сгорело у вас -- говорит
тот кто должен им это сказать
а они ему все: отвори!
-- вот такие у нас и глаза


________________________________________


***
нас незримые пытали
боже что мы испытали
а теперь они не зрят
и живёшь как будто зря

но незримые иные
вдруг покажут: вот цветок
он как все цветы иные
и рассчитан не на восторг

не на любвоь разглядевших его
к своим же
выздоравливающим умам

а просто день летит и тише
этого
ничего нет
________________________________________


***
-- на руках умрёт
человек или птица-зверь
на ладонь или на ладонь
ляжет новая борозда или борозда

как какие-то трещины на валуне
и сам каменеешь
и ужЕ тащишь себя как валун
куда-то туда

-- через воздух летит снаряд воробья
хвойную иглу
везёт ржавый поезд муравья
поёт
пёс глупый

________________________________________


***
кости гусениц и воздух
лапы змЕя и вода
птИчие рога и звёзды
корни псов и городА
сталагмиты солнца годы
плавь песчинок корабли

-- спящие слоны свободы
крот вращения земли

Стихи зимы 2018-2019

***

попал ли Слоник в "Место на земле"?
пел ли Сергей Никитин на стихи
Арсения Тарковского: "золе",
"крыле" — такие рифмы; входит ночь
в московский ранний вечер и ГЛЯДИТ
СИДИТ — такие рифмы: вы их вЫ-
страдали? нет, но мы-то — да,
и точка снега, звёздочка-вода
не разрушаясь лежит на плече чужой куртки


***

ночь -- как горит поэма
Хлебникова -- легка

и в середине камня
серое лицо неба

закрыв глаза руками
поджав колени

думает "я -- всегда
меня ещё нет

я -- точка в каждой
звёздной точке"

в алой искре в руке дышащего цветка



***

воробьи — и вдруг синица

(это и вправду видно
домой зимой)

муравьи — и вдруг страница

(это столь представимо
летом домой)

а на странице — что-то вправду чужое:

чужой почерк, самый кривой,
детский, женский

кажется мудрой явленностью ВСЕГО

синее или рыжее пятно выброшенного билета —
девичий злой шажок к солдату в Москву

снившаяся тишина — та же наяву



***

современный художник попавший в рай
смотрит на свою руку
рука ему говорит: выбирай
смерть -- тиранам, сатрапам -- муку

-- но я ничего не умею нарисовать
только летнее поле
там короткая бе-
тонная труба лежит на боку

у неё диаметр -- си-
дячий рост разнополых подростков
и они там не курят, не говорят
не глядят даже друг на дружку

ящерица бежала и замерла
смотрит -- язык раздвоен
воздух -- как бы куб из стекла
поле -- воин


***

только-только с жжёной пылью
пoмирился – а она
(подружился!) – прогорает
совершенно не слышна

жизнь её – длиною с песню
а у лампы – в пять томов
лампа льнёт к окошку честно
и глядит на пять домов

так лицо двоится, мама –
вглубь, глазами между глаз
когда ночь в двойные рамы
смотрит в детстве первый раз



***

«я так по тебе соскучился»
«я так сам себе надоел»

пустое серое небо
квадратный серый дом

ржавая лестница
вялая её тень

утро, ночь, вечер
их быстрый день

«мне нечем с тобой поделиться: одна зима»
«окурок в рыхлом снегу как провал ума»

густая мирная ночь
шаткий светофор

родной двор, чужой двор,
пустой двор

не слушаются ни нервы, ни это, ни голова
и нечего подарить, рушатся слова

как конь лОшади кладёт голову к голове
душА к душе молча идёт в ночной синеве

не страшно и не смешно, светло и темно
смотреть чистый воздух, дышать ветки в небе



***

змея пережила свой яд
Змий пережил свой Ад
человек-поступок пережил свой несомненный подвиг
человек-сомнение пережил общий смех над ним

представьте: булыжник парИт над сияющим белым песком
вокруг него перебирают себя, как струны, лучи златые
друг другу в плечо плачут грешники, а святые
в хитонах молчат от грешников в стороне

один из святых высоко поднимает палец:
«представьте себе существенную мысль –
не вспыхнувшую суммой образов, но переданную словами:
сначала там будет тысяча смысловых слоёв,

потом заведутся неявные, маленькие бреши
и смысл очень быстро станет как решето
в него быстро хлынет тьма, чистое ничто
потом придёт как бы новый смысл и как бы утешит

но говорить самому станет страшно, стыдно молчать»
ему на хитон ставят маленькую печать
срывают хитон, отправляют к грешникам плакать
топтать составляющуюся из слёз солёную слякоть

а сами молятся молча – ужЕ вдали
и новый валун поднимается с снежной земли
вокруг него солнце в размытом морозном свете
и вертится ветер, вертится ветер-ветер

жизнь пережила свой жест приятья, объятья
смерть пережила смиренье смотреть вовнутрь
пустой белый воздух летит как бы птичье платье
размером во всю вдаль-страну, во всю тишину


***

– что такое «что такое?»?
можно жить и для покоя
для покоя, для пивка
для того, кАк облакА

– это видно
это стыдно
это ЗАМЫСЛУ обидно

замысел-то был ого!
замысел-то был ага!
замысел-то был угу!
замысел-то был ыгы!
замысел-то был эге!

помнишь?
вспомнишь?


***

я старался
все старались
как грифель «ТМ»
долго вели линии и круги
медленно стирались

я терпел
все терпели
некрасиво, внутри себя пели
ныли, как боль в спине
лезли по стене

радио «Ханжа» говорит –
бог вокруг
радио «Правда» оспоривает:
бог – впереди:
встретишь его, а он уже всё знает

вся твоя жизнь у него в руке
как мусорный пакет
и на нетварный свет
всю вечность смотреть – сбоку, издалека
не прикасаясь даже случайным словом



***

в лёгком шуме мирозданья
есть ветвящееся зданье
воробьиного куста
и на зимнего листа
завернувшуюся грудь
смотрят человек и путь

в воробьином словаре
лист живёт и в январе
человек молчит умом
тоже спит в себе самом

и синица высоко
и на небе молоко



ПЕСНЯ

на поленьях снег
и на кОзлах
на траве ресниц
и на звёздах
глаз ночных как вечные окна
снов лесных: там ветка не дрогнет и не дрожит

в певчих лапах
или в болоте
или на костре
там где сёстры
– очи, очи, как вы поёте?
– молча, и плывёт космос пёстрый, небо бежит



***

как кусок какого-то материала
неразрывного, одного объёма
чуть меняющего форму когда в него бьют
возвращающего форму медленно верно

такова душа как как бы уют

что там может её выпаривать, выжигать
прорывать, совсем на две делить – как нА два
чуждых, злых камня-уголька
друг на друга глядящих всё исподлобья, издалека:

«неужели ты мне (я тебе) только и подобье?»

хорошо об этом птица кричит
в сутулом полёте
хорошо ветка торчит
в сугробе, в болоте

хорошо ночью в человеке стучит